Этические нормы Бердских депутатов

Олимпийский огонь не пустили в Бердск из-за нестабильной обстановки, или должность спикера требует лавирования

Общественник Егор Савин обвинил депутатов Бердска в этическом преступлении. Народные избранники по-прежнему считают, что скандальные аудиозаписи, распространенные СК, содержат разговор исключительно частного характера.

10.12.2013Фото: Ксения Горелова105 коммент.

 

Депутаты буквально учили Егора Савина, как и с какими намерениями нужно идти на выборы в горсовет

Совещание малого совета депутатского корпуса Бердска состоялось 9 декабря по обращению активиста движения «Солидарность» Егора Савина. Две недели назад он отправил в горсовет письмо, в котором попросил депутатов объясниться за неэтичное, на его взгляд, поведение. Это связано с опубликованными в СМИ скандальными аудиозаписями разговора депутата Владимира Голубева, младшего брата местного бизнесмена Виктора Голубева, и спикера горсовета Валерия Бадьина. Депутаты обсуждали, как нужно согласовывать решения с Виктором Алексеевичем. В разговоре звучит фраза: «депутаты, принадлежащие Голубеву». Упоминается так же, что «принадлежащих» — абсолютное большинство. В Следственном комитете сделали вывод, что город под угрозой — влияние на власть оказываетбизнесмен. Это и возмутило общественника.

На заседании малого совета пришли депутаты Нина Железняк, Константин Болтрукевич, Людмила Чуркина, Владимир Захаров – председатели депутатских комитетов, а также спикер Валерий Бадьин и Владимир Голубев. Егор на встречу пришел не один, а в сопровождении своего соратника по «Солидарности» Алексея Попова и жены Марии Савиной, практикующего юриста.

На заседание малого совета не пустили журналистов. Однако Егор записывал все происходящее на диктофон.

Мы обращаем ваше внимание, что расшифровка публикуется в сокращении с использованием косвенной речи. Многие моменты (рассуждения не по теме) исключены. Здесь отмечены ключевые моменты встречи, которые не нарушают целостность происходившего события.

Олимпийский огонь не добрался до Бердска из-за нестабильной обстановки в городе

Сначала Бадьин дал краткую биографическую справку о себе и даже о своих родителях, сделав акцент на том, что он коренной бердчанин. Позже Валерий Георгиевич пояснил, что сделал это не случайно. Он спросил, сколько лет Егору, и когда выяснил, что Егор младше его на 30 лет, заговорил об уважении к старшим, мол, Савин чуть ли не оскорбил спикера своим обращением и буквально обвинил во взяточничестве. Но Бадьин не станет подавать на Савина в суд, а будет, как он сам выразился, умнее, поэтому промолчит.

На этом поучения Савина не закончились. Валерий Георгиевич зачитал Егору определение слов «мораль», «этика» и «совесть» (этими понятиями оперировал Савин в своем обращении в контексте того, что Бадьин и Голубев не являются образцами поведения депутатов) по словарю Владимира Даля и Большого советского энциклопедического словаря. Далее спикер отметил, что его совесть спокойна.

Мое личное мнение: сегодня наше общество, а если точнее говорить, наш город Бердск на протяжении нескольких лет раздирает противоречие. Объективное ли, субъективное… — начал рассуждать Бадьин. — Но могу с уверенностью сказать, что определенным кругам Бердска, возможно, участникам каких-то общественных организаций хочется, чтобы постоянно была нервная обстановка. Подтверждаю это такими цифрами: вы знаете, что в эту пятницу и субботу по территории Новосибирской области проходил олимпийский огонь. Очень много было заявлений: почему огонь не проходит по Бердску, в то время как Бердск занимает первое место в России по оснащенности спортивными объектами на 1000 жителей? За нас ходатайствовал четырехкратный олимпийский чемпион Александр Тихонов и трехкратный олимпийский чемпион Александр Карелин. Но, тем не менее, учитывая политическую и экономическую ситуацию в городе, нас вычеркнули из маршрута прохождения олимпийского огня. Вот этот маленький штрих характеризует все остальное.

Слова Егора о «продавливании частных интересов» депутатами, спикер воспринял как «огульное обвинение». Он попросил у Савина конкретные доказательства. Бадьин не согласился с тем, что аудиозаписи, опубликованные на сайте kurer-sreda.ru — это официальная информация, поскольку «Курьер» не официальная газета». По его мнению, в газетах Бердска не найти информации о многих положительных событиях, «потому что это не выгодно». А выгодно, по словам Валерия Георгиевича, «дестабилизировать обстановку города и будоражить общество». На вопрос Савина: «А для чего его будоражить?», Бадьин так и не смог ответить. Обращение Савина он назвал «явным заказом».

Этическое преступление

После небольших словесных перепалок Егору все-таки дали слово.

Мы написали это обращение в комитет по этике, потому что в этих аудиозаписях нет ни уголовного, ни административного преступления, — обосновал свое присутствие Савин. — Мы считаем, что здесь есть этическое преступление — это предательство интересов избирателей. Депутат не самостоятельный и действует по указке определенного круга лиц. В аудиозаписях слышно, что вы должны консультироваться с Виктором Алексеевичем по принятию нужных вопросов.

Должны, — повторил Бадьин. — А обязаны? Факт там был?
Что вы обсуждаете в Виктором Алексеевичем, что касается города? — спросил Савин.
Вы знаете, есть такая фраза «личная жизнь». И вот грамотные юристы, а у нас есть несколько классов юристов… Я могу сказать сам, что относится к моей частной жизни, а это не относится.
Вы вообще-то депутат, — вступил в диалог Алексей Попов.
И что?
Вас избрали избиратели. Они поручили вам исполнять свои наказы. А вы консультируетесь с бизнесменом… — продолжил Попов.
Зачитываю расшифровки: «Наша задача одна — прийти, проголосовать так, как нужно, а вы должны решить вопрос с Виктором Алексеевичем: как нужно». Как вы это можете пояснить? — подхватил Савин.
Никак. Потому что «вы должны» — это будущее склонение (дословно)! — отрезал Бадьин. — Молодые люди,… вы автоматом перешагнули нарушения Конституции. Вам это не интересно, понятно… Но вообще мы как граждане великой страны должны соблюдать законы, какие бы они не были: плохие или хорошие. Раз они приняты, мы должны их соблюдать. Как говорится, закон суров, но это закон. При отступлении (от закона) будет анархия! Сплошная анархия!
Поясните, пожалуйста, я не понял, вы с Виктором Голубевым все-таки обсуждаете личные вопросы или вопросы города?
И города, и личные… Вот я могу вам сказать, что с Трушакиным (глава Гусельниковского сельсовета — прим. ред.) я не пойду никогда ничего обсуждать. А с заслуженным строителем, почетным гражданином Бердска, и я с ним 30 лет знаком, я буду обсуждать любые вопросы, это нигде не запрещено, — парировал Валерий Георгиевич. — Обсуждать — это не значит действовать. Я обсуждаю еще с 5-7 людьми влиятельными в городе. И что? Вы знаете, что моя должность требует определенного лавирования. Нельзя вот так вот прямо, как танк, как бульдозер идти. Вы, возможно, этого не знаете. Вам кажется, что все очень просто и легко. Уверяю, что все не так на самом деле.
Ну, а если вам Виктор Алексеевич скажет так-то голосовать? Вы придете, поднимите руку, да еще и депутаты на вас посмотрят…
Вот честно, клянусь своей мамой, а я маму очень люблю, никогда он мне так не говорил. И могу вам больше сказать: никогда такого и не скажет. Это говорит о том, что вы не знаете ни его, ни меня.

Депутат Людмила Чуркина похвалила Савина за его активность, но в то же время и по-отечески пожурила его за то, что он заблуждается. Людмила Ивановна уверена, что Валерий Георгиевич не нарушил нормы этики: она училась с ним в одной школе, хорошо знала его родителей, уважаемых в городе людей. По мнению депутата, советоваться с почетными жителями — нормально. Сама Людмила Ивановна нередко просит совета, например, у почетного жителя Бердска Григория Литвиненко.

Без допросов

Бадьин утверждает, что запись нарезана, несколько мест убрано. Но о чем именно СК «умолчал», спикер не стал рассказывать. Он несколько раз повторил, что общественники, СМИ и СК вторглись в его личную жизнь, в частный разговор, где слова не корректируются, как если бы это была беседа на кухне. Но Мария Савина, жена Егора, практикующий юрист, пыталась доказать Бадьину, что эти разговоры не личная жизнь. Валерий Георгиевич парировал, что у него своя мораль, а у них — своя. Мария, указывая на кодекс депутатской этики, риторически вопрошала: тогда зачем принят этот документ?

Депутат Владимир Голубев предложил Егору принести хотя бы одно постановление, в котором четко прослеживались бы интересы Виктора Алексеевича. В таком случае, как утверждает Владимир Алексеевич, он бы сам извинился, мол, так получилось.
Вы отрицаете информацию, которая была опубликована? — напрямую спросила Мария.
Да.
То есть, это не ваша речь была?
Моя речь, и что? — ответил Бадьин.
Разговор был такой? Его содержание искажено или нет?
Да здесь достаточно одно слово пропустить, и смысл меняется, — ответил Владимир Алексеевич.
Вы можете найти в распечатке фразу: «Это делается во благо города!» Есть? — продолжил Бадьин.
Есть.
Я вам отвечаю, что ничего не произошло, а вы мне говорите, что произошло.

Депутат Владимир Захаров попросил Егора и его товарищей не устраивать допрос, а дать аргументированный ответ. Но и сам он высказался тоже:

Произошло событие, которое, на мой взгляд, нанесло удар не по Бадьину и не по Голубеву, а по престижу власти в целом. Это даже не проблема Совета, а власти, как таковой, — отметил депутат, добавив, что если бы все частные разговоры выносились на обозрение широкой публики, то именно это было бы неэтично. Он предложил перестать «копать» и забыть историю с аудиозаписями. — Если на этом наживать политический капитал… Не это надо избирателю, уж поверьте. Я провел более 500 встреч с избирателями и каждый день с ними разговариваю. Не в ту игру вы начали играть. Вы ищете черную кошку в темной комнате, а там ее нет.

Избиратели — отдельно, бизнесмены — отдельно

По мнению депутата Нины Железняк, общественники обратились с их вопросом не по адресу, кроме того, «лоббирование интересов» здесь почти недоказуемо:

Разговор был не совсем приятный в некотором отношении. Но нельзя говорить об этичности или неэтичности, поскольку там нет конкретного результата. Там было сказано: «В интересах города». Как вы скажете, что они не могут быть в интересах города. Здесь я согласна с Валерием Георгиевичем. Мое мнение абсолютно независимо, ведь разговор касался не только их, но и меня.

Владимир Алексеевич заверил, что многие его избиратели выскажутся в его пользу. На его округе, в Южном, начали ремонтировать дорогу, появились переходы. Он посоветовал Егору «не зарабатывать политические очки таким образом».

Несколько раз разговор превращался либо в философские размышления, либо в нравоучения. Савина в буквальном смысле учили быть депутатом и даже давали наставления. Но Егор решил сам дать определение понятию «депутат»:

Депутат — представитель народа. Если у него есть какие-то вопросы, он должен пообщаться с избирателями. Он должен сформировать свою позицию и прийти в Совет, чтобы ее отстаивать. Депутат должен представлять интересы своего округа (…). «Наша задача — проголосовать как нужно, а как нужно, нам скажет Виктор Алексеевич». Не избиратели! Может быть, Виктор Алексеевич вам скажет правильно. Может быть, он будет действовать в интересах города, не знаю, из разговора этого не видно… Но сам факт, что вы советуетесь не с избирателями, а с Виктором Алексеевичем! Фактически депутатский корпус нам не нужен. Зачем? Пусть Виктор Алексеевич будет единственный депутат, который будет сидеть и штамповать нужные законы. Может быть, в городе будет лучше, я не знаю. (…) Если у нас будут дискуссии, отстаивание своих идей, это так и нужно. Но вы боитесь людей, вы боитесь журналистов!

Владимир Алексеевич сказал, что он разграничивает: по каким вопросам нужно советоваться с избирателями, а где не мешало бы спросить и у соратников. В таком случае интересы избирателей не ущемлены.

Почти два часа депутаты и общественники спорили, вдавались в дискуссии, разговаривали, высказывались. Окончательное решение Савину представят в письменном виде через два дня.

Подробнее:http://www.kurer-sreda.ru/2013/12/10/124678